«Проще забрать в детдом»: в Петербурге суд начал рассматривать дело об ограничении Олеси Уткиной в родительских правах | КурсДня.ру
Special

«Проще забрать в детдом»: в Петербурге суд начал рассматривать дело об ограничении Олеси Уткиной в родительских правах

В понедельник, 1 апреля, в Санкт-Петербурге состоялось слушание по делу об ограничении в родительских правах слабослышащей Олеси Уткиной. Ранее у матери-одиночки забрали детей после того, как она не услышала стук в дверь, когда пришёл врач. Женщина отмечает, что в тот день у неё сломался слуховой аппарат. Опека же обвиняет Уткину в пьянстве и ненадлежащем исполнении родительских обязанностей. Как отмечает активистка Мария Эрмель, которая помогает Олесе, сейчас опеке проще добиться ограничения Уткиной в родительских правах, чем признать ошибку. Ранее RT рассказывал, что дети Олеси сначала находились в приютах, а затем их позволили забрать бабушке, матери Уткиной.

В понедельник, 1 апреля, судья Выборгского районного суда Санкт-Петербурга Татьяна Горбачевская заслушала позиции сторон по делу об ограничении Олеси Уткиной в родительских правах. Рассмотрение дела по существу состоится позже — 8 апреля. Таким образом, пока суд решение не принял.  

Ранее RT писал об Олесе Уткиной, слабослышащей матери-одиночке, которая отстаивает право воспитывать двух детей. Как рассказывает женщина, сына и дочь забрали после того, как она не открыла дверь врачу — не услышала стук в дверь, так как её слуховой аппарат сломался. 

Тяжёлое испытание 

История Олеси получила широкую огласку в СМИ. Кроме того, её поддерживают множество неравнодушных людей, уверенных, что Уткина хорошо исполняет свои родительские обязанности. Однако сторона истца — государственные органы в лице прокуратуры и сотрудников опеки — настаивает на своей позиции. Они полагают, что Уткина не способна выполнять родительские обязанности, и готовы представить документальные свидетельства. 

В частности, истец представил справку, полученную по запросу суда из наркодиспансера от 17 января 2019 года. В ней говорится, что Уткина находится в алкогольной зависимости 2 степени.  

Сторону ответчика эта справка крайне удивила. У Олеси есть справка за тот же день со совершенно другим заключением. Она получила её по факту добровольного обследования.

Также истец настаивал, что в качестве свидетелей в суде должны выступить соседи Уткиной по коммунальной квартире, которые могли бы дать показания о состоянии здоровья слабослышащей матери-одиночки. Однако защита заявила о возможном конфликте интересов: соседи при определённых условиях могут претендовать на комнату Уткиной. Поэтому адвокат попросил опросить соседку по подъезду и медсестру больницы Святой Ольги, где Олеся наблюдалась в связи с проблемами по слуху.

Президент ассоциации приёмных родителей Мария Эрмель, общественная защитница Уткиной, выступила с ходатайством, одобренным омбудсменом по правам ребёнка в Санкт-Петербурге Светланой Агапитовой, о помещении Олеси с сыном и дочерью в кризисный центр «Дети ждут». Суд отложил этот вопрос до тех пор, пока опека не проверит это учреждение.

Стоит отметить, что служба опеки и прокуратура настаивали, что судебный процесс должен проходить в закрытом режиме. По мнению истцов, это могло бы способствовать защите интересов несовершеннолетних. Однако суд оставил процесс публичным.

Судебное заседание стало непростым испытанием для Олеси Уткиной. В какой-то момент на глаза женщины навернулись слёзы. Позднее ей пришлось пересесть поближе к судье, чтобы хорошо всё слышать. 

После заседания Мария Эрмель в разговоре с RT выразила мнение, что опека заняла принципиальную позицию, поскольку теперь желает доказать свою правоту.  

«Им проще забрать детей в детдом и не иметь проблемную семью на участке, — говорит активистка. — По поводу справки — мы в шоке были. Это описка какая-то. А привлекать соседей Олеси по квартире некорректно: они заинтересованные в исходе дела лица».

«Травма после детского дома»

За два дня до суда Олеся окрестила свою 5-летнюю дочь Дашу. Церемонию провели в Подворье Свято-Троицкого Зеленецкого мужского монастыря — небольшой часовне на набережной Невы. Крёстными родителями стали Мария Эрмель, помогавшая семье Уткиных последние месяцы, и Дмитрий Ширшов. Он юрист и одним из первых отозвался помочь Олесе, когда у неё забрали детей.

В этот день Олеся нарядила дочку в праздничное белое платье. Перед началом церемонии отец Геннадий рассказал крёстным и самой Даше, в чём смысл таинства. А уже после крещения девочке, которая со старанием выполнила все необходимые процедуры, крёстные подарили куклу и плюшевую панду.

Олеся была счастлива за дочь, но всё равно волновалась перед судом. Она и крестить Дашу решила наспех, на случай, если суд решит их разлучить. Так, по словам Уткиной, она сможет молиться за дочь. Неприятные мысли до суда женщина отгоняла будничными заботами — готовкой, уходом за детьми, походами в магазин. 

Чётких планов на будущее Олеся пока не строит, но ей хочется закончить курсы флориста. В школьные годы она уже работала с цветами, ей очень нравилось. Правда, сейчас времени на работу у Олеси нет, потому что она постоянно находится с Кириллом и Дашей. Дети ни на секунду не готовы расстаться с мамой.

«У них травма после детского дома, — рассказывает Олеся. — Даша наотрез отказывается ходить в детский сад, а Кирилл, даже если я ненадолго ухожу, в магазин, например, или с собакой погулять, сразу начинает одеваться во всё, что под руку попадётся или просто вцепляется в мои ботинки. Ему сейчас в силу возраста тяжело объяснить, что мама всего на пять минут выходит».

Как прожить с двумя детьми?

По словам Олеси, семья Шибаевых, с которыми она проживает в коммуналке, долгие годы упрекали её, что она им «жить не даёт», называли «алкоголичкой». В то же время за последний месяц, что Уткина не живёт в квартире, они перестали убираться. На кухне и в туалете грязно, рассказывает женщина.  

Квартирный вопрос стоит перед Олесей остро. Она говорит, что жить с Шибаевами не сможет — как и они с ней. Однако администрация города не готова предложить женщине другое жильё, только компенсацию по 511 тысяч за члена семьи.

«Я мать-одиночка, инвалид, у меня ребёнок инвалид, — говорит Олеся. — Я по всем критериям подхожу под очередницу на жильё, а мне только деньги предлагают. При этом говорят, чтобы я сама с соседями разбиралась. Мол, пусть выкупят мою долю. Но всё равно в Петербурге цены на жильё немаленькие, а у меня разнополые дети, которые рано или поздно подрастут, то есть минимум двушка нужна».

Олесе не хочется возвращаться в коммуналку, но выхода пока нет. В «кризисной» квартире, отремонтированной силами волонтёров, семья может находиться не более полутора лет. Постоянно поселиться у матери тоже нет возможности — с ней живёт ещё сестра и дедушка, места на всех просто нет. 

При этом Уткина отмечает, что множество женщин находятся в подобных тупиковых ситуациях. Она благодарит всех, кто поддерживает её. 

«Я безумно благодарна всем, кто мне помогал и помогает, — говорит Олеся. — Люди из-за меня столько хлопот на себя взяли. Помощь приходила с самых неожиданных сторон, от совершенно незнакомых людей. Мне очень повезло, не знаю, что я сама бы делала одна. Многим людям, кто попал в трудную жизненную ситуацию, нужно просто протянуть руку помощи, и у них тогда вернётся вера в себя, и постепенно начнёт всё налаживаться. Просто немного внимания и заботы — вот и весь рецепт».

Ещё Олеся планирует получить квоту на операцию. Женщина мечтает снова слышать без аппарата. Такая возможность есть, но для этого Уткиной нужно встать в очередь и довольно долго ждать. 

На прощание Олеся рассказала, как сходила с Дашей в кино.

«Смотрели с Дашей «Дамбо», — рассказывает Олеся. — Так я полфильма рыдала. Там по сюжету слонёнка с мамой разлучают, как меня опека с детьми. Я такие сюжеты не могу смотреть — сразу в слёзы. До сих пор иногда по ночам кошмары снятся, что детей опять забирают. Я тогда если просыпаюсь, встаю и целую их спящих».

Нет комментариев

    Оставить отзыв